Вторник, 24.10.2017, 14:03 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
RSS

gaypsychology.ucoz.ru Психология гомосексуальности

Статьи, заметки и переводы

Главная » Статьи » Внутренняя гомофобия » Общие вопросы

Внутренняя гомофобия – гомонегативность: общие заметки
В этой статье я хочу вкратце описать некоторые общие моменты, связанные с малоизвестной у нас концепцией внутренней гомофобии. На момент написания этого текста среди существующих публикаций на русском языке мне удалось найти лишь одну работу, посвященную этой теме, – книгу Марии Сабунаевой «Внутренняя гомофобия». Думаю, что она может послужить хорошим дополнением к моей небольшой, но имеющей явно научный уклон, статье.

Гомофобия и внутренняя гомофобия

Термин внутренняя гомофобия (internalized homophobia) появился вскоре после того, как в 1972 г. американский психолог Джордж Вайнберг (George Weinberg) ввел термин гомофобия. Сразу возникает вопрос: в чем же разница между этими терминами? Для ответа на него попробуем обратиться к истокам. Сам Вайнберг определял гомофобию как «страх оказаться в близком контакте с гомосексуалами, –­ а в случае гомосексуалов, ненависть к самим себе» (цит. по Herek & McLemore, 2013, с.311, перевод мой). Появление этого термина пришлось на тот момент, когда гомосексуальность в США перестали считать заболеванием[1], и поэтому привлекло к себе немало внимания. Термин гомофобия стал активно использоваться во всем мире и сейчас понимается как враждебность по отношению к гомосексуальности и людям, которые не являются гетеросексуалами (Herek & McLemore, 2013). Проще говоря, термин стал универсальным для описания любого негативного отношения к представителям ЛГБТИ-сообщества[2]. Но если внимательно прочитать первоначальное определение, то становится понятно, что гомофобия может проявляться не только с внешней стороны по отношению к гомосексуалам, но и сами гомосексуалы могут развить (внутреннюю) фобию по отношению к собственной гомосексуальности.

Что такое внутренняя гомофобия?

Здесь мы подбираемся ко второму термину – внутренняя гомофобия. Его постигла другая судьба. Это понятие стало использоваться почти одновременно с понятием гомофобия (мне не удалось найти автора, впервые его использовавшего), однако не получило такого же признания. Например, использовав службу Google Books Ngram Viewer, которая оценивает встречаемость слов в англоязычных текстах с 1800 г., можно увидеть, что частота использования термина internalized homophobia (внутренняя гомофобия) в литературе только на английском языке растет с конца 70-х до середины 90-х годов, а затем неуклонно снижается (о том, почему это произошло, чуть позже).

Нечего и говорить, что в нашей стране это понятие получило известность лишь в узком кругу специалистов, в основном, в последние годы. Ведь в этот период (70-е – 90-е гг.) на международном уровне гомосексуализм все еще считался заболеванием, а у нас в стране – уголовным преступлением[3]. Тем не менее, эти несколько десятилетий исследований американских специалистов позволили создать тот фундамент, на основе которого стал развиваться взгляд на гомосексуалов не как на изначально больных людей, а как на индивидов, попавших в очень непростые социальные условия, которые, в основном, и определяют большинство проблем их психического здоровья. Далее я попробую кратко изложить некоторые результаты этих и последующих исследований.

Но прежде, стоит вернуться к определению понятия внутренней гомофобии. Американский психолог Алан Малион (Malyon, 1982) подчеркивает, что любой процесс социализации (вхождения человека в общество) подразумевает усвоение им тех значений, символов, представлений и отношений, которые присуще среде, в которой этот человек находится. Развивая идею Вайнберга о вездесущих гомофобных нравах и традициях современного общества, Малион предполагает, что «социализация становящегося гомосексуального индивида почти всегда включает усвоение той мифологизации и порицания, которые характеризуют современные социальные отношения к гомосексуальности» (Malyon, 1982, c.60). Иными словами, ребенок или подросток, который к началу полового созревания, как правило, начинает впервые задумываться о том, что он может быть гомосексуалом, уже усвоив к этому моменту негативное отношение общества к гомосексуалам, начинает также негативно относиться к самому себе. Причем отношение это проявляется как на бессознательном (что происходит чаще), так и на сознательном уровне. Проще говоря, внутренняя гомофобия – это перенос гомосексуалом негативного отношения общества на себя, формирование чувства собственной неполноценности из-за того, что он – представитель подавляемого меньшинства, к которому его с детства учили относиться негативно.

Продолжая линию этих рассуждений, Малион приходит к выводу, что последствиями этого процесса могут стать сложности с формированием идентичности, самооценки, выработка защитных механизмов и пр. К каким же еще следствиям приводит внутренняя гомофобия?

Следствия внутренней гомофобии

Многочисленные исследования свидетельствуют о вовлечении внутренней гомофобии в широкий круг негативных последствий для психического здоровья гомосексуалов. К ним можно отнести недоверие и одиночество; расстройства пищевого поведения; такие защитные механизмы, как рационализация, отрицание, проекция и идентификация с агрессором; трудности в интимных отношениях – самоповреждение и проекция отрицательного образа Я на партнера; злоупотребление наркотическими веществами (алкоголем, наркотиками); высоко рискованное поведение; депрессия; алкоголизм; суицид (Currie и др., 2004).

Среди психологических характеристик, связанных с внутренней гомофобией, исследователи указывают на низкий уровень самопринятия, плохую способность к самораскрытию перед гетеросексуалами и другим гомосексуалами, низкую самооценку, самоненависть, самообвинение, убежденность в собственной приниженности, признание распространенных мифов о гомосексуальности, ограничение собственных устремлений. Coleman дополнил этот список поведенческими характеристиками, которые могут стать способом избежать столкновения с собственной гомофобией, – гиперсексуальное поведение, анонимный секс, избегание отношений, избегание близости, злоупотребление алкоголем (Ross & Rosser, 1996).

В недавнем обзоре исследований, связывающих психическое здоровье и сексуальную ориентацию, Грегори Херек выделяет как минимум четыре установленных факта. Во-первых, если не учитывать сексуальную ориентацию, большинство респондентов в широких эпидемиологических исследованиях не проявляют повышенного риска психопатологии, суицидов, злоупотребления химическими веществами, или психологического дистресса. Иначе говоря, различия в риске возникают именно в силу различий в сексуальной ориентации. Во-вторых, негетеросексуалы обладают повышенным риском невротических и аффективных (связанных с настроением) расстройств. В-третьих, взрослые негетеросексуалы с большей вероятностью, чем гетеросексуалы сообщают о прошлых намерениях или попытках суицида. Это справедливо и для подростков, среди которых у гомосексуалов такие попытки и намерения встречаются чаще, чем у гетеросексуалов. В-четвертых, по сравнению с гетеросексуальными женщинами, негетеросексуальные женщины склонны чаще и в больших количествах потреблять алкоголь (Herek & McLemore, 2013). В значительной мере, эти факты могут быть объяснены именно наличием у гомосексуалов негативного отношения к себе вследствие внутренней гомофобии. Хотя этот вопрос пока остается дискуссионным.

Виды внутренней гомофобии

Один из взглядов на внутреннюю гомофобию как на неоднородный и сложный феномен состоит в описании двух уровней ее проявления – сознательного и бессознательного. Американский клинический психолог Джон Гонзиорек (Gonsiorek, 1995) предполагает, что осознанная внутренняя гомофобия связана с непринятием собственной гомосексуальности и может приводить к самоуничижительным представлениям о себе как о никудышном, ничего не стоящем и/или извращенном собственной гомосексуальностью человеке. Внешне это может проявляться в виде саморазрушающего поведения, как, например, злоупотребление алкоголем, насильственные/жестокие отношения. Однако обычно внутренняя гомофобия остается неосознанной, функционируя на завуалированном, так называемом интрапсихическом уровне, и проявляется в том, что человек принимает свою сексуальную ориентацию, но сохраняет набор едва уловимых симптомов самоунижения или самовредительства. Эти неосознанные негативные чувства относительно собственной однополой ориентации, по мнению Гонзиорека, могут, в конечном итоге, охватить всю личность в целом (Ross & Rosser, 1996).

Другим основанием для разделения внутренней гомофобии на виды может служить ее связь с процессом формирования гей-идентичности. Обсуждение вопроса о гей-идентичности выходит за рамки данной статьи, однако стоит отметить, что этот процесс, по мнению психотерапевта Рут Фассинджер (Fassinger & Miller, 1996), состоит из двух взаимосвязанных процессов: 1) развитие индивидуальной сексуальной идентичности, предполагающей осознание и принятие гомосексуальной ориентации; 2) развитие идентичности членства в группе, которое включает признание своего членства в подавляемой группе и развитие принадлежности к ней. Понятно, что степень развития своей идентичности (в обоих направлениях) будет обратно связана с проявлением внутренней гомофобии: чем меньше гомофобия, тем более развита идентичность, и наоборот. Как отмечает Уэйн Мэйфилд (Mayfield, 2001), «гей, который очень доволен своей сексуальной ориентацией (т.е. имеет очень небольшую внутреннюю гомонегативность), но который не открыл свою сексуальную ориентацию никому, и не включен в политическую активность, может рассматриваться как недалеко продвинувшийся в процессе развития идентичности» (с.55). Поэтому внутренняя гомофобия, с которой гею удалось справиться на личном уровне, т.е. чувствовать себя свободно в компании себе подобных, может в значительной степени сохранять эту гомофобию на межличностном и/или общественном уровне, боясь огласки или открытого обсуждения своей принадлежности к группе сексуального меньшинства. К сожалению, такова ситуация в отношении подавляющего (если не абсолютного) большинства геев в современной России.

Критика термина «внутренняя гомофобия» – современный взгляд

Итальянские исследователи Lingiardi с коллегами рассуждают: «когда гетеросексуалы усваивают сексуальные стигмы о сексуальных меньшинствах, возникают сексуальные предубеждения. Когда гомосексуалы усваивают негативную идеологию о сексуальных меньшинствах, возникает внутренняя гомофобия или гомонегативность» (Lingiardi и др., 2012, с.1192). Это утверждение разводит сразу несколько терминов, пришедших на смену понятию внутренняя гомофобия. Появление новых терминов было обусловлено критикой устаревшего на данный момент понятия внутренняя гомофобия, как отмечает Грегори Херек, из-за его ограниченности для научного изучения. Эта ограниченность связана с клиническим (т.е. глазами врача-психиатра) пониманием фобии (боязни). Во-первых, понимание фобии как основы негативного отношения гетеросексуалов к негетеросексуалам логически оправдано, но не находит эмпирических подтверждений по сравнению с другими видами фобий. Второе ограничение связано с тем, что «гомофобное» отношение гетеросексуалов не обязательно и не всегда носит иррациональный характер, как обычно бывает с клиническими фобиями, а может иметь вполне рациональные основания (Herek & McLemore, 2013). Именно такие критические воззрения, по-видимому, и послужили причиной снижения популярности использования понятия «внутренняя гомофобия» начиная с конца 1990-х гг.

В англоязычных работах последнего десятилетия чаще встречается пришедший на смену термин «гомонегативность» (homonegativity), берущий свое начало от предложенного ранее (Hudson и Ricketts, 1980) понятия «гомонегативизм» (homonegativism). Понятия гомонегативность и внутренняя гомонегативность считаются более удачными, т.к. охватывают все возможные варианты негативного отношения к гомосексуальности и геям и лесбиянкам, а также социальное и индивидуальное обесценивание стиля жизни геев и лесбиянок, известное как гетеросексизм (Mayfield, 2001). Ариэль Шидлоу так определяет понятие внутренняя гомонегативность «негативное отношение и аффект к гомосексуальности других лиц и к гомосексуальным особенностям самого себя» (Shidlo, 1994, с.178).

Другой набор альтернативных терминов предложил Грегори Херек, отталкиваясь от понятия сексуальная стигма (sexual stigma) – «негативное отношение, второстепенный статус и относительная беспомощность, которые общество коллективно предписывает негетеросексуальному поведению, идентичности, взаимоотношениям или сообществам» (Herek& McLemore, 2013, c.312). При усвоении сексуальной стигмы гомосексуалами негативные чувства направляются во внутренний план и касаются себя, своих однополых влечений и в этом случае называются Хереком «самостигматизацией» (self-stigma), которую он приравнивает в внутренней гомофобии, внутреннему гетеросексизму или внутренней гомонегативности. При усвоении сексуальной стигмы гетеросексуалами их негативные чувства и отношения направляются во внешний план и касаются сексуальных меньшинств, что автор называет «сексуальным предубеждением» (sexual prejudice).

Что делать?

Пожалуй, последним вопросом, пока незатронутым, остался вопрос о практическом применении или рекомендациях, которые можно дать на основе имеющихся результатов и выводов. Не могу сказать, что готов ответить на этот вопрос полностью, однако попробую немного порассуждать. Как я уже отмечал выше, степень усвоения гомонегативности (все же этот термин стал предпочтительным в последнее время, и поэтому позволю себе использовать именно его в оставшейся части статьи) тесно связана с процессом развития гомосексуальной идентичности. Как отмечают большинство авторов, достижение высокой степени развития гей-идентичности часто является затруднительным для многих гомосексуалов. Такими препятствиями могут служить как внешние причины – предвзятое (гомофобное) отношение общества, проявляющееся на различных уровнях (от высмеивания и непринятия до насилия и убийства), так и внутренние – внутренняя гомонегативность, о которой и шла речь в данной статье. Из самых общих соображений понятно, что рождаясь в изначально гетеросексистском обществе, гомосексуалам никак не удастся избежать участи приобретения внутренней гомонегативности, а ее последствия не могут уйти навсегда и бесследно, а все равно будут сохраняться на протяжении жизни, даже в том случае, когда человек решается открыться всему миру и жить как открытый гей или лесбинка. В последнем случае, скорее, ему или ей придется пройти еще большее испытание на выносливость и прочность своей идентичности. Однако важным поддерживающим ресурсом остается интеграция гомосексуала в активную социальную жизнь сообщества сексуальных меньшинств. Такая возможность может помочь снизить гомонегативность на общественном уровне, но, к сожалению, бессильна в отношении личностной гомонегативности. Здесь, пожалуй, единственным и надежным способом справиться с этим может послужить наличие понимающего и готового помочь постоянного партнера. Но как известно,  это одна из самых больших проблем в жизни ЛГБТИ, но данная тема опять-таки выходит за рамки нашей статьи.

Но конечно, не могу сказать о том, что мир меняется, и, к счастью, в лучшую для представителей ЛГБТИ сторону. Большинство специалистов, комментируя произошедшие за последние 40 лет изменения (если начинать отсчет от депатологизации гомосексуализма в США в 1973 г.) сулят хорошие перспективы. Те страны, которые на данный момент пришли к пониманию необходимости предоставления ЛГБТИ равных прав с гетеросексуальным большинством, в том числе и на заключение браков, имеют высокие шансы создать прекрасные условия для снижения внутренней гомонегативности у гомосексуалов.

Понятно, что огромную роль в процессе самопринятия становящегося гея или лесбиянки играет его семья, и если родители и большинство родственников готовы с пониманием отнестись к нему или к ней, то процесс интеграции гомосексуальной идентичности (а значит, и невысокий уровень гомонегативности) будет проходить гораздо проще.

Что же остается делать тем, кому не повезло с обществом, в котором все еще живы старые предрассудки, не повезло с государством, которое по тем или иным причинам не готово идти в ногу со временем, а также не повезло с семьей, которая не хочет принимать своего сына или дочь таким или такой, как он/она есть? Признаюсь, я не знаю ответа на этот вопрос, и не уверен, что найдется человек, который может тут дать совет, гарантированно ведущий к успешному разрешению этой непростой проблемы. Конечно, можно было бы рекомендовать обращаться к психологу (к счастью такие психологи, работающие с ЛГБТИ, стали появляться в последнее время). Но проблема даже не в том, что таких психологов крайне мало, и что не всем геям, лейсбиянкам или бисексуалам, особенно живущим в небольших городах нашей большой страны, они легко доступны. Основная проблема в крайней инертности отечественных представителей сексуальных меньшинств (да и не только их, если честно), которая отчасти обусловлена и тем, что для того, чтобы обратиться к психологу с той или иной проблемой, сначала эту проблему необходимо признать и осознать. Я глубоко убежден в том, что первый шаг в решении проблемы, как справиться со своей внутренней гомонегативностью, состоит в просвещении той довольно широкой публики, которой касается эта проблема. Просвещении относительно самого это явления, его причин и последствий. Ведь когда знаешь, что с тобой происходит, уже гораздо проще выработать к этому какое-то отношение, чем когда тебя терзают непонятные и неосознанные мучительные переживания. Поэтому позволю себе выразить надежду на то, что этот текст станет небольшим вкладом в указанном направлении.

Заключение

Уже из этого небольшого обзора становится понятно, что исследование описываемого феномена (как бы мы его не назвали) прошло уже довольно долгий путь, но все еще продолжается. В данной статье я не ставил цели полного освещения всей тематики исследований, связанных с внутренней гомонегативностью. Моя цель была куда скромнее – познакомить читателей с самой концепцией и показать существующий разрыв между западной и отечественной наукой на поприще гей-психологии. Я благодарен всем тем, кто нашел в себе силы одолеть этот текст, учитывая его подчас непростой сухой научный стиль, и надеюсь, что мои усилия не были напрасны, а способствовали хотя бы в небольшой степени повышению осведомленности о принципиально важных аспектах нашей с вами психологии – психологии сексуального меньшинства в современном гетеросексуальном мире.

 

Литература:

Currie M.R., Cunningham E.G., Findlay B.M. The Short Internalized Homonegativity Scale: Examination of the Factorial Structure of a New Measure of Internalized Homophobia // Educational and Psychological Measurement. – 2004. – Vol.64. – P.1053-1067.

Fassinger R.E., Miller B.A. Validation of an inclusive model of sexual minority identity formation on a sample of gay men // Journal of Homosexuality. – 1996. – Vol.32(2). – P.53-78.

Gonsiorek J.C. Gay male identities: Concepts and issues / Lesbian, gay and bisexual identities over the lifespan: Psychological perspectives // A. R. D’Augelli & C. J. Patterson (Eds.). – New York: Oxford University Press, 1995.

Herek G.M., McLemore K.A. Sexual Prejudice // Annual Review of Psychology. – 2013. – Vol. 64. – P.309-333.

Hudson W., Ricketts W.A. A strategy for measurement of homophobia // Journal of Homosexuality. – 1980. – Vol.5. – P.357-371.

Lingiardi V., Baiocco R., Nicola Nardelli N. Measure of Internalized Sexual Stigma for Lesbians and Gay Men: A New Scale // Journal of Homosexuality. – 2012. – Vol.59(8). – P.1191-1210.

Malyon A.K. Psychotherapeutic Implications of Internalized Homophobia in Gay Men // Journal of Homosexuality. –­ 1982. – Vol.7(2-3). – P.59-69.

Mayfield W. The Development of an Internalized Homonegativity Inventory for Gay Men // Journal of Homosexuality. – 2001. – Vol.41(2). – P.53-76.

Ross M.W., Rosser B.R.S. Measurement and correlates of internalized homophobia: a factor analytic study // Journal of Clinical Psychology. – 1996. – Vol.52. – P.15-21.

ShidloA. Internalized homophobia: Conceptual and empirical issues in measurement / Lesbian and gay psychology: Theory, research and clinical applications // B. Greene and G. M. Herek (Eds.). – Thousand Oaks, CA: Sage, 1994. – PP.176-205.

 

© Хромов А.И., 2013



[1] Это произошло в 1973 г., когда Американская психиатрическая ассоциация исключила гомосексуализм из своего руководства по психическим заболеваниям, т.н. DSM

[2] Я использую современную аббревиатуру ЛГБТИ для обозначения всего разнообразия представителей сексуальных меньшинств – лесбиянки, геи, бисексуалы, транссексуалы и интерсексуалы.

[3] Ситуация изменилась примерно в одно время: в 1989 г. гомосексуализм исключили из Международной классификации заболеваний, а в 1993 г. отменили уголовное преследование геев в РФ.

Категория: Общие вопросы | Добавил: AntonHrom (30.12.2013)
Просмотров: 740 | Теги: гетеросексизм, гей-идентичность, внутренняя гомофобия, гомонегативность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Категории раздела

Наш опрос

Чего из нижеперечисленного Вам не хватает в общении с партнером? (Можно выбрать несколько)
Всего ответов: 52

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наши друзья

Поиск

Новости сайта


  • Продолжается набор геев и лесбиянок для участия в психологическом исследовании. Желающие могут пройти тесты здесь

  • Продолжается публикация перевода книги "10 умных вещей, которые могут сделать геи, чтобы улучшить свою жизнь"

  • Обладают ли гомосексуалы гей-радаром?Статья

  • Добавлена статья про внутреннюю гомофобию

  • Форма входа